Восстание Спартака — выпуск 5

Восстание Спартака

В прошлом выпуске Спартак с помощью скорости и упоротости заборол две консульские армии, а вот Крикс, его товарищ, сей подвиг не осилил и пал смертью храбрых. Сенат в печали и безысходности назначил главным ответственным за решение гладиаторского вопроса гражданина по имени Марк Лициний Красс.

На момент описываемых событий вышеозначенному римлянину было уже 43 года, и больше всего известен он был многозначными суммами на счетах в швейцарских банках. Современники признавали его одним из богатейших людей Рима, вот только состояние это было нажито специфическим путем.

За десяток лет до бучи Спартака в Италии гремела гражданская война, подробно рассказывать о которой в рамках этого цикла выпусков мы не будем, чтобы не отклоняться от основной темы. Победил в ней некто Луций Корнелий Сулла — личность суровая, беспощадная, предельно рациональная и к гуманизму не склонная. Первый человек, который захватил в Риме власть силой. Вскоре после победы Сулла стал единоличным диктатором и тираном и, дабы ввести некую упорядоченность в изничтожение политических противников, придумал новое слово в юриспруденции — проскрипции. Тех, кто попал в проскрипционные списки, объявляли вне закона, за голову назначали вознаграждение, за укрывательство и помощь обещали тоже обозвать врагами народа, и — что именно нам и интересно — имущество казненных конфисковывали и пускали с молотка.

При этом, как тогда, так и теперь, если вовремя подсуетиться и обладать нужными связями, можно было добиться того, чтобы все вкусные лоты шли исключительно в нужные руки, причем по сниженной цене. Такая вот помесь репрессий и ускоренной приватизации.
Именно на этом Красс и нажил свой капитал. Обуреваемый жадностью, он в какой-то момент охренел настолько, что стал сам вписывать тех, кому особо завидовал, в «тетрадь смерти», после чего получил по рукам от Суллы и от аукционов был отстранен. Но нахапанного и так хватило с избытком, благо Марк отъятое не бездарно пропивал или проигрывал, а пускал в оборот и трудился над тем, чтобы добро делало деньги и дальше.
Инвестиции в шахты и недвижимость, торговля грамотными рабами, налоговые махинации — словом, Красс был кем–то вроде современного бизнесмена, в отличие от многих других богачей той поры, предпочитавших старые добрые земельные владения, загородные виллы и поля до горизонта.

Гней Помпей (который в это время рубится в Испании, как мы помним) тоже был одним из любимчиков грозного Суллы, что вызывало у Красса разлитие желчи и приступы острой зависти. После ухода тирана Марк старался потягаться с Гнеем в популярности, но из–за разницы подходов к электорату это получалось у него слабо. Дело в том, что римляне любили армию, полководцев, мечи и блеск брони на солнце, а всякие биллы гейтсы и абрамовичи у них были в меньшем почете.
Помпей же, не будучи особенно богат, прославился именно дарованиями военного толка, поэтому, как Красс ни старался показать себя филантропом и разумным инвестором, симпатии народа были на стороне конкурента. Нельзя сказать, что у «миллионера» не было вообще никакого боевого опыта — Сулле–то он понравился после особо удачно проведенной битвы, но Гней, как ни крути, был куда круче и опытней.

Поэтому, когда консулы доплелись до Рима несолоно хлебавши, Марк понял, что вот он — его звездный час! Пока Помпей пытается забороть всю Испанию, Красс подсуетится, ввалит рабам и торжественно въедет в Рим как спаситель Города. Пиар и любовь народа обеспечены.

Сенаторы, хоть весьма этого «олигарха» и не любили (все помнили, откуда у него взялись деньги), были вынуждены согласиться — Спартак, вовсю барагозящий на расстоянии мощного плевка от Рима, добавлял сговорчивости любому, кому было что терять.
Крассу выдали гордое звание проконсула, разрешили класть болт на решения консулов и насыпали столько войск, сколько смогли — шесть легионов. Еще два Марк отжал у прошлых неудачников, не сумевших разбить рабские силы. Итого 8. Казалось бы, вперед — круши–ломай, плюй на тактику и стратегию, вали количеством, мяса хватит на всех! Но нет. Проконсул хоть и не был великим полководцем, но и отсутствием ума не страдал — а до него на ниве умерщвления Спартака уже полегло достаточно народу, чтобы почти каждый понял, как поступать не надо. Почему «почти», рассказано чуть ниже.

Рабы тем временем вволюшку повеселились на юге, перезимовали в теплом пепле барских усадьб и снова поперли на север — то ли таки на Рим, то ли на вторую попытку взятия Альп — однако случилась загвоздка.
Она заключалась в том, что дорогу перегородило порядка 40 тысяч легионеров, вся внешность которых выражала один простой месседж: «You shall not pass». Осознали это сообщение не все, и передовые части из галлов и германцев, которым было особо невтерпеж наконец попасть домой с мешками римских гостинцев, получили его повторно, но уже тактильно–летальным способом доставки. Пишут о 6 тысячах жертв.

Спартак настолько сильно до дому до хаты не хотел и основное войско успел вовремя тормознуть, а потом, оценив мрачные перспективы впереди, врубил задний ход и начал отступать в «подошву» сапога.

Восстание Спартака и легионы Красса

Чтобы рабам бегалось веселее, а спалось хуже, Марк выделил два легиона помощнику с приказом крутиться вокруг, громко лаять и нападать на ослабевших и отбившихся от стада. Однако помощник, по имени Муммий, относился именно к той части населения, которая «почти». С двумя легионами и шашкой наголо дальний родственник персонажей Туве Янссон помчался в лоб противнику, надеясь его стоптать и порвать как ту грелку.

Результат в целом понятен — полный разгром слишком ретивого легата. Красс, получив такие новости, собрал остатки разбитых легионов и провел примерно–показательную казнь в старом римском духе — децимацию. Это такой милый обычай, когда солдат делят на десятки, а в каждой десятке случайно выбирается один невезучий легионер, который забивается до смерти своими же товарищами. Очень, очень способствует обозлению и боевому духу — эдакий древнеримский аналог «озверина» из мультиков.

Помогло и на этот раз. Спартак, не желая связываться с таким людоедским полководцем, продолжил отступать, а Марк крался за ним по пятам, аккуратно откусывая вражеское войско мелкими кусками. Вскоре впереди замаячил самый конец Италии.

Куда будет деваться Спартак с полуострова? Как Красс собирается его там удержать? Чем все это дело закончится?

Узнаем в финальном выпуске.

По материалам History Fun.

Поделись с друзьями!

Отзывы

О нас
Сергей Емелин
Как человек, сильно разочарованный историей в школе, в какой-то момент решил читать ее сам. Почитав, понял, что хранить всё в себе никак нельзя — нужно делиться с окружающими во избежание переполнения мозга. Теперь этим по мере сил и занимается, надеясь показать как можно большему количеству людей, что тот занудный бубнеж в школе/институте ничего общего с настоящей живой историей не имеет