Восхождение Октавиана — часть 2

В прошлом выпуске мы поведали читателям о новых сложностях, вставших перед Октавианом, и веселом празднике жизни, неожиданно выпавшем Антонию.

Пока Марк вовсю развлекался в Египте с Клеопатрой, «сын Цезаря» решал внезапно нарисовавшиеся проблемы с его братом. Луций Антоний, войдя в Рим и покрасовавшись в столице, отступил на север, надеясь набрать там сторонников и выступить против Октавиана уже как следует, а не с малыми силами, но не успел.

Взбешенный триумвир перехватил Луция в городе Перузия (сейчас он называется Перуджа) и взял в осаду. Так как брат египетского героя-любовника был куда более горазд орать на площадях, чем командовать армиями, оборона долго не продлилась. Луция, жену Антония и других высокопоставленных мятежников Октавиан, скрепя сердце, пощадил, чтобы не разжигать конфликт еще больше, но на городе отыгрался вовсю, казнив практически всю знать, отдав Перузию на разграбление, а под конец еще и спалив ее дотла. Некоторые источники, правда, обвиняют в этом некоего городского сумасшедшего. Другие же очевидцы, явно не любившие «сына Цезаря» рассказывали, что пожар устроили именно по приказу триумвира, а заодно он принес в жертву своему названному богу-отцу аж 300 человек.

Неизвестно точно, как обстояло дело с поджогом, но с жертвоприношениями явный перебор — к тому времени они были запрещены в Риме несколько сотен лет, и вряд ли бы Октавиан, хоть и отличавшийся суеверностью, но все же соображавший в вопросах внутренней политики, пошел бы на такой шаг.

Уцелевшие родственники Марка Антония со свитой, оглашая окрестности скорбными воплями, ринулись на юг — встречать своего благодетеля, до которого в Египет таки дошли слухи о непонятках, происходящих в Италии. Отложив Клеопатру и готовящийся (не очень активно, впрочем) поход на Парфию, Марк решил прибыть с армией к месту действия, чтобы понять, что вообще происходит и по какому поводу такой кипеш. С ним решил немедленно затусить Секст Помпей, все пытавшийся получить хоть какое-то объяснение собственному включению в список врагов народа.

Ситуация накалялась. К войскам Антония подошли силы Октавиана, и триумвират почти пошел прахом, если бы не мнение легионеров. Как уже писалось ранее, им все эти заварушки крайне не нравились — наконец-то командование решило расплатиться по всем долгам деньгами и землей, а тут на носу замаячила очередная гражданская. Две армии хором цитировали кота Леопольда и предлагали продолжить более интересные занятия — выдать на бочку еще ништяков для доблестных воинов, например.

Кое-как триумвиры таки договорились. Еще раз ударили по рукам, перераспределили провинции (Октавиану — Запад, Антонию — Восток, Лепиду — Африку, чтоб не ныл) и подтвердили договоренности, женив Антония на Октавии Младшей — сестре Октавиана.

Мегера Фульвия, затеявшая всю эту катавасию из ревности к Клеопатре, по приезду мужа получила суровейший выговор за то, что посмела отвлекать его от важных государственных дел какой-то мелкой войной, опечалилась, заболела и вовремя померла. А вот Секст Помпей так и не получил ответа на свой живо трепещущий вопрос, отчего озлобился окончательно, разругался со всеми и уплыл обратно на Сицилию пиратствовать и радикально сокращать рационы римлян, став тем самым первым пунктом в списке дел Октавиана на самое ближайшее время.

Счастья такой силицийский сепаратизм триумвиру приносил много, но всё со знаком минус. Своего толкового флота у Гая не было, к Помпею бежали целые толпы рабов в поисках лучшей доли, а римляне, окончательно обозленные переделом земель и туго затянутыми поясами, уже начали кидаться камнями в своих высоких покровителей, что было не только неприятно с эстетической точки зрения, но и опасно с физической.

Пришлось идти на переговоры, где, помимо Октавиана, присутствовал и Антоний, несколько недовольный тем, что ради дипломатии его оторвали от Клеопатры. Стороны торговались долго и ожесточенно, но в итоге сошлись на следующих условиях: Помпея в триумвират не берут (он все-таки от слова трио, а не от слова квартет), но оставляют ему захваченные острова, а в придачу дают еще и Пелопоннес, через несколько лет делают его консулом, всем объявляют полную амнистию, а беглых рабов из его армии еще и освобождают, награждая так же, как обычных солдат. Взамен Помпей разрешает римлянам слезть с диеты и прекращает творить ад и ужас в море, вместо этого обязуясь охранять продовольственные транспорты и всячески содействовать поставкам еды в Рим.

На пиру, который устроили по поводу заключения мира, один из приближенных Помпея, Менодор, предлагал командиру решить все проблемы одним махом, тупо зарезав Антония и Октавиана. Владыка пиратов отказался.

Марк отбыл на свой восток, предаваться страстям египетским (не в библейском значении) и щемить Парфию, которая за время его отсутствия совсем уж оборзела. Октавиан же, и в мыслях не державший выполнение условий мирного договора, приступил к активному строительству флота.

Помпей, не будучи дураком, завидев такое, свои корабли распускать не спешил, но и к активным действиям не переходил. Тем временем, вокруг Италии снова начали курсировать непонятные шаланды, мешавшие отлаженному процессу питания римлян. Секст утверждал, что это ребята совершенно не с его района, а просто какие-то пираты, Октавиан не верил ему ни на грамм.
Антоний выяснил, что с вопросами уестествления парфян прекрасно справляется его тамошний заместитель, поэтому на фронт особо торопиться не стал. Потусил в Афинах, Александрии, поездил по сопредельным мелким восточным государствам, поназначал там нужных правителей, надарил Клеопатре кучу государственных земель и внезапно для себя получил смску от Октавиана, в которой сообщалось:

  1. Срок действия триумвирата заканчивается, пора бы продлять.
  2. Для этого требуется личное присутствие Марка, но он может особо не торопиться, тут снова закавыка с Помпеем случилась.

Таковая действительно к тому моменту образовалась. Несмотря на свежепостроенный флот, Октавиану критически не хватало опыта в навигации и морских боях, а вот Секст этим почти всю свою сознательную жизнь как раз и занимался. С другой стороны, Помпей был не слишком решителен на суше и абсолютно наивен в политике — то есть там, где сын Цезаря сожрал не одно меню корейского ресторана.

Несмотря на подкованность в коварстве и дипломатии, Октавиан кампанию бездарно проигрывал. То в бою на море зафейлит, то прогноз погоды не посмотрит и в бурю попадет, то еще какая оказия случится — забороть Секста военной силой не получалось никак. Зато более прокачанные умения Гая сработали — тот самый милый парень Менодор, предлагавший прирезать ненужных триумвиров, переметнулся к своей несостоявшейся жертве, прихватив с собой Корсику и Сардинию.

К тому моменту, как Антоний доехал до Италии посмотреть на это морское шоу Бенни Хилла, оно уже порядком поднадоело всем участникам. Чтобы ускорить финал, Октавиан после подписания меморандума о продления триумвирата ко всеобщему благу выцыганил у Марка 120 кораблей, пообещав взамен прислать 20 тысяч солдат — в войне со страшными парфянами пригодится.

Антоний флот предоставил, но получил в десять раз меньше обещанного — остальное, мол, когда-нибудь потом.

Плюнув, триумвир укатил обратно на восток, разнообразно развлекаться, а Октавиан с еще большим усердием продолжил военную кампанию. На полученные корабли в срочном порядке устанавливались гарпаги, специально под это дело придуманные морским советником Гая Юлия — эдакая помесь баллисты и гарпунной пушки, созданная специально для облегчения абордажа судов противника.

Марк Антоний плясал в Александрии, пока его заместитель дочищал окрестные провинции от парфянских захватчиков, Октавиан пестовал свежий флот взамен потопленного, Секст Помпей готовился обороняться против следующей волны атакующих и думал нехорошее про Менодора, Клеопатра была счастлива.
Продолжение — в следующем выпуске.

History Fun специально для сайта «Италия для меня».

Поделись с друзьями!

Отзывы

О нас
Сергей Емелин
Как человек, сильно разочарованный историей в школе, в какой-то момент решил читать ее сам. Почитав, понял, что хранить всё в себе никак нельзя — нужно делиться с окружающими во избежание переполнения мозга. Теперь этим по мере сил и занимается, надеясь показать как можно большему количеству людей, что тот занудный бубнеж в школе/институте ничего общего с настоящей живой историей не имеет
Рейтинг@Mail.ru